Вместо лекции - станок!

30 Апреля 2017

Москва, 30 апреля /Росбалт/. Дуальное образование, ориентированное на практику, сильно повышает конкурентоспособность выпускников, уверена директор департамента АСИ Юлия Ханьжина.

Кадры для промышленности в России могут начать готовить по заказу конкретных предприятий на их производственных площадках. Такой формат обучения, который чем-то напоминает советскую систему распределения, родился в Германии и называется дуальным. О том, как он приживается в России, «Росбалту» рассказала директор департамента кадрового обеспечения промышленного роста Агентства стратегических инициатив Юлия Ханьжина.

Работодатели больше не будут переучивать новоиспеченных сотрудников, только что защитивших дипломы. Им больше не нужно будет «забывать все, чему учили в колледже». Новый формат предполагает, что минимум 50% образовательного времени студенты проведут на том предприятии, куда потом пойдут работать, а обучение будет максимально заточено на практику.

— Насколько мне известно, в России реализован ряд пилотных проектов по организации дуального обучения. Что это за проекты?

— История началась с проекта пермской Торгово-промышленной палаты. Речь шла об изменении системы подготовки специалистов рабочих профессий путем внедрения между работодателями и государственной системой образования схемы отношений «заказчик-подрядчик». Устроено это было следующим образом: предприятие определяет свою потребность в кадрах, Торгово-промышленная палата аккумулирует запросы бизнеса и передает чиновникам. Те, в свою очередь, формулируют заказ учебным учреждениям. Договоренности закрепляются соглашением между предприятием, колледжем и студентом.

Системной эта история стала в ноябре 2013 года, когда проект подготовки кадров для высокотехнологичных отраслей промышленности на основе дуального образования был одобрен наблюдательным советом АСИ под председательством президента.

Заявки на конкурс для участия в пилотном проекте по внедрению системы дуального образования подали 23 региона. В числе победителей оказались 10 из них: Калужская, Ярославская, Ульяновская, Свердловская, Нижегородская, Волгоградская и Московская области, Пермский и Красноярский края, а также Республика Татарстан. В начале 2014 года с ними были подписаны соглашения о сотрудничестве. В марте 2015 года к реализации проекта присоединилась Белгородская область, в апреле — Тамбовская область, в мае — Самарская область.

— Правильно ли я понимаю, что речь идет именно о колледжах? Или к дуальной системе могут подключаться и вузы?

— На конец 2016 года в проекте участвовали более 150 образовательных учреждений, 59 тысяч студентов, 1100 предприятий и 13,8 тысяч наставников на предприятиях.

Если говорить о российских практиках — да, в подавляющем большинстве случаев речь именно о колледжах. Хотя, вузы тоже могут участвовать — обучать по дуальной схеме, например, инженеров. Такая система налажена в Германии. Российские вузы тоже начали проявлять интерес к этой теме.

— На каких условиях происходят договоренности: что должен работодатель, колледж, студент? Например, нужно ли отрабатывать на предприятии, на котором проходил обучение?

— Дуальное образование — это, в первую очередь, система отношений между властью, промышленностью и образованием. Принципиальное отличие его от привычной схемы в том, что не меньше 50% учебного времени студенты проводят на предприятиях. Это не производственная практика в конце учебного года, а реальная практика в условиях, максимально приближенных к рабочим. За студентами закрепляются наставники от предприятия, которые готовят их и развивают навыки.

Условия обычно прописываются в договоре между колледжем, предприятием и студентом, и могут различаться в зависимости от региона и конкретного учебного учреждения. Как правило, по окончании обучения студенты должны отработать определенное время на предприятии. И да, если работодатель не имеет претензий к качеству подготовленных студентов, он их трудоустраивает.

Тем не менее, даже немцы — родоначальники дуального обучения — говорят о том, что от безработицы такой формат не защищает. Дело в том, что работодателям, как правило, нужны не все студенты, а лучшие. То же самое, я думаю, повторится в России. Челябинский трубопрокатный завод, который сегодня считается передовиком дуального обучения, принимает сегодня около 60% из группы студентов-дуальщиков. А начинали они с 30%. Насколько мне известно, они планируют дойти до 75% и остановиться.

— Получают ли студенты зарплату в период обучения, и насколько она отличается от обычной стипендии?

— Да, студентам полагаются выплаты. Зарплатой это назвать нельзя, так как они не трудоустроены, но выплаты обычно больше стандартных стипендий в 2-3 раза.

— Есть ли какие-то исследования о том, чем качественно отличаются студенты, обучающиеся по дуальной системе, от тех, кто учился в обычном формате?

— Студенты-дуальщики на выходе из колледжей оказываются трудоустроены на конкретные предприятия, на площадках которых обучались. Сокращается период их адаптации. На одном из предприятий Владимирской области, внедрившем дуальное обучение, заметили, что полная адаптация выпускников к работе происходит уже не за 9 месяцев, а за 3. Студенты-дуальщики больше ориентированы на практику, что прямо сказывается на результатах обучения.

В 2013 году в группу дуального обучения на НПО «Сатурн» в Ярославской области поступило 19 студентов. К выпуску их осталось 13, и каждому предложили работу.

Шесть из них получили повышенный четвертый разряд по профессии «станочник» — самый высокий разряд, на который могут рассчитывать студенты. В общем, работодатель остался доволен.

— С какими проблемами столкнулись в ходе реализации пилотных проектов?

— В конце прошлого года Федеральный институт развития образования Германии при поддержке АСИ и Российско-Германской внешнеторговой палаты провел мониторинг наших «пилотов». Эксперты обратили внимание на проблемы с прогнозированием потребности в кадрах хотя бы на среднесрочную перспективу, рост расходов на подготовку персонала, и на тот факт, что сразу после колледжа студенты отправляются прямиком в армию, вместо того, чтобы отрабатывать усвоенное на предприятиях. Все это, конечно, снижает эффективность.

— Насколько мне известно, сейчас готовятся какие-то поправки в налоговое законодательство с тем, чтобы привлечь к этой работе предприятия. Чего касаются поправки?

Законопроект разработан Минфином при участии АСИ и руководства Челябинского трубопрокатного завода еще в 2015 году, и предусматривает налоговые льготы для тех, кто вкладывается в обучение будущих сотрудников. То есть, предлагается не облагать налогом деньги, которые предприятие тратит на дуальное обучение.

В ноябре прошлого года он был одобрен правительством и передан на рассмотрение в Госдуму, где сейчас и находится. Закон призван мотивировать предприятия к участию в образовательных программах.

— Мне думается, что предприятия в первую очередь должны быть в этом заинтересованы. Считаете ли вы правильным организовывать этот процесс «сверху»? Как зарождалось дуальное обучение в других странах?

— В Казахстане, например, система дуального обучения строилась «сверху вниз». В России получается обратный опыт. Какой-то универсальности в модели, которую можно тиражировать на другие страны/регионы, вы не найдете. В ходе апробации в рамках системного проекта АСИ предпринимались попытки полностью скопировать немецкую модель, но у России своя специфика. Более того, она своя у каждого региона.

У нас нет ремесленных палат, объединяющих малый и средний бизнес, а Торгово-промышленные палаты далеко не везде настолько активны, чтобы стать координаторами.

— Каковы, на ваш взгляд, перспективы дуального обучения?

— У этого формата большое будущее. Обучение, ориентированное на практику, сильно повышает конкурентоспособность выпускников. Но массово так готовить студентов скорее всего не будут. Уже сейчас дуальщиков переманивают на другие предприятия зарплатой на несколько тысяч рублей больше. Если дуальное обучение будет массовым, выпускники станут лакомым куском для конкурентов, не затрачивающих деньги на это.

Анна Семенец

Источник: Росбалт
Вверх