Поиск Личный кабинет Регистрация

Цена бесценного

22 Января 2018
Фото: Сергей Михеев | Российская газета

Через пять лет вклад в экономику добровольческого и волонтерского движения будет сопоставим с крупными отраслями российской промышленности. А социальное предпринимательство станет нормой.

Об этом, а также о новых подходах к дорожным картам, о том, что Россия может потерять позиции в рейтинге Doing Business, если срочно не займется цифровизацией услуг, «Российской газете» рассказала генеральный директор Агентства стратегических инициатив Светлана Чупшева.

Светлана Витальевна, понятно, что волонтеры, вообще добровольчество, помогают решать многие социальные вопросы. Но и им надо помогать развиваться. Стране это и с точки зрения экономики выгодно. Каковы перспективы этого направления?

Светлана Чупшева: С одной стороны, волонтеров может напугать вопрос экономического эффекта. Конечно, это не рабский добровольческий труд. По оценкам минэкономразвития, в деятельности НКО в 2016 году участвовали добровольцы, и их вклад в экономику оценен примерно в 16 миллиардов рублей. Как он получается? По сути это минимальный размер оплаты труда в расчете на одного добровольца, умноженный на число задействованных в этом процессе человек. Мы рассчитываем, что системные меры поддержки добровольчества позволят вовлечь до 25 миллионов человек в масштабах страны, соответственно можно прикинуть - 125 миллиардов рублей.

Кто и как долго будет работать на достижение таких цифр?

Светлана Чупшева: Социологические исследования называют цифру от 2 до 10 процентов населения, привлеченных в добровольческое движение. Наш горизонт планирования - пока пять лет, именно за это время, мы считаем, вклад добровольцев в экономику может стать соизмерим со вкладом крупных отраслей нашей станы.

А в каких отраслях востребован?

Светлана Чупшева: Прежде всего, в социальной, образовательной, сфере здравоохранения. То есть там, где возможно приложение усилий государства и волонтеров для наиболее качественного оказания услуг. Там где нужно сострадание, где необходима доброта, как бы банально это ни звучало.

За счет чего возможно достичь этих цифр?

Светлана Чупшева: Во-первых, АСИ разработан стандарт поддержки добровольчества для регионов. Во-вторых, в Госдуме находится законопроект, который вводит добровольцев в правовое поле, уравнивая при этом понятия добровольчества и волонтерства. Будущий закон должен дать им необходимую правовую защиту, а также закрепить порядок взаимодействия органов власти, госучреждений и волонтерских организаций. В-третьих, будет предпринят целый ряд точечных мер, как, например, поправки в налоговое законодательство, полностью освобождающие добровольцев от сборов за проезд, питание, оборудование, которое им предоставляет организация для осуществления добровольческой деятельности.

Каких еще законодательных инициатив не хватает?

Светлана Чупшева: Покажет правоприменительная практика. Но уже сейчас понятно, что очень многое предстоит сделать, чтобы волонтеры нашли общий язык с госструктурами. Первые осторожные шаги уже делаются, но нужен системный подход. За примерами ходить далеко не нужно - уже достигнуты договоренности о том, что в региональных ресурсных центрах волонтеров будут обучать навыкам и компетенциям поиска пропавших людей профессионалы своего дела из специальных служб.

Если не изменить ситуацию в цифровизации услуг, мы можем упасть в рейтинге Doing Business

Наверное, не все обстоит гладко. Что мешает развитию добровольческого движения?

Светлана Чупшева: Прежде всего неурегулированность правового статуса волонтеров, но я ожидаю, что в течение 2018 года все необходимые подзаконные акты должны быть приняты. Еще одна проблема - отсутствие необходимой инфраструктуры, ведь зачастую им даже негде собраться и обсудить планы, нет методических материалов, некому объяснить и показать, как действовать. А еще, конечно, серьезный барьер - это отношение к волонтерам как к назойливой помехе. Надо сломать этот стереотип.

Давайте от добровольцев перейдем в более экономически ориентированный сегмент. Как обстоит дело с развитием социального предпринимательства?

Светлана Чупшева: У нас доля предприятий социальной сферы в секторе МСП (малое и среднее предпринимательство) почти в пять раз меньше, чем в европейских странах. Почему? Там давно и системно помогают этому сектору. В России же до недавнего времени раздавали много грантов и субсидий, но это точечные меры, особого эффекта от них нет. Поэтому мы, заручившись поддержкой президента, учредили Фонд по поддержке социальных проектов, который будет заниматься акселерацией и льготным финансированием проектов в социальной сфере.

Сейчас уже подано около 300 заявок, половина относится к сфере образования и медицины. На льготное финансирование смогут претендовать до 50 проектных команд. В апреле 2018 года участники акселератора смогут представить свои проекты потенциальным менторам и инвесторам. Фонд будет предоставлять беззалоговые займы сроком на 1 год в размере от 500 тысяч до трех миллионов рублей.

Законодательная поддержка этому сегменту бизнеса будет оказываться?

Светлана Чупшева: Минэкономразвития разработало закон о социальном предпринимательстве, который находится в правительстве. Мы надеемся, что он будет принят в 2018 году. За пять лет наша страна поднялась со 120-го на 35-е место в рейтинге Doing Business.

На какое место мы можем претендовать в следующем рейтинге?

Светлана Чупшева: Если в течение ближайшего полугода не сделать каких-то кардинальных вещей в области цифровизации услуг, то мы можем и упасть в рейтинге! У нас доля электронных услуг в стройке порядка 8 процентов, регистрация собственности - только около 1 миллиона заявок прошли через систему электронной регистрации. По этим вещам мы сегодня отстаем.

Что необходимо сделать на законодательном, может быть, уровне для обеспечения роста в рейтинге?

Светлана Чупшева: В Госдуме находится около 20 законопроектов, предусмотренных нашими «дорожными картами». Например, законопроект о публичном сервитуте, который существенно упростит процедуру оформления земельно-имущественных отношений в целях строительства инженерной инфраструктуры. Законопроект, регламентирующий отказ от деления земель на категории и переход к территориальному зонированию, висит в Думе вообще с 2014 года.

На днях вы объявили о начале Всероссийского конкурса «Лучшие практики наставничества», что это за конкурс и для чего он проводится?

Светлана Чупшева: Мы бы хотели собрать по всей стране лучшие примеры того, как можно организовать наставничество в различных областях - на производстве, в бизнесе, в социальной сфере, в образовании. На этой основе мы попробуем запустить движение наставничества во всех регионах. До 1 февраля на сайте АСИ можно подать свою заявку. Имена победителей будут названы 14 февраля в основной день форума «Наставник», который пройдет в 75 павильоне ВДНХ с 13 по 15 февраля.

Среди номинаций конкурса есть и совсем необычные. Например, «Дети учат детей». Что это такое?

Светлана Чупшева: Нынешние дети адаптируются к современным технологиям и осваивают новую информацию не хуже, а то и лучше многих взрослых. И они готовы делиться своим опытом через принципиально новые форматы, о которых 10-20 лет назад не было и речи. Кто-то онлайн готовит к экзаменам и олимпиадам, кто-то уже собирает многотысячные аудитории на YouTube и дает своим подписчикам практические уроки по робототехнике. Есть и те, кто учат взрослых пользованию компьютером, или правилам работы в интернете. Мы такие практики тоже приветствуем. За них заявки на конкурс могут подать родители или образовательные организации.

Бизнесу пересдали карты

Что происходит с «дорожными картами»?

Чупшева: Всего разработано 12 «дорожных карт», семь из них уже реализованы. Осталось пять, которые завершаются в следующем году. Они прописаны в очень чувствительных для бизнеса сферах - строительство, таможенное администрирование, подключение к сетям, регистрация прав собственности, корпоративное управление. Всего у нас 955 мероприятий «дорожных карт», исполнены 781- это 82 процента. 97 мероприятий не исполнены и по 77 мероприятиям еще не наступили сроки - это 10 и 8 процентов соответственно.

Цифровая экономика диктует новые вызовы?

Чупшева: Мы договорились в правительстве о том, что пересмотрим регламенты, протоколы оказания услуг уже в новой системе цифровой экономики. И назовем это «Национальная предпринимательская инициатива 2.0». Это те новые вызовы, на которые необходимо реагировать с точки зрения появления новых реалий, например, Big Data (огромные объемы данных, доступные к обработке программными инструментами конца первого десятилетия XXI века. - Прим. ред.), о криптовалютах год назад вообще почти никто не говорил.

Оставшиеся незавершенными пять карт из первой НТИ не придется переводить в формат 2.0?

Чупшева: Это точно будет некий новый план, которые перестроит эти карты, те моменты, которые в них не реализованы, мы просто будем решать по-другому. А также будут формализованы в новом формате новые запросы от бизнеса либо то, что прежними «дорожными картами» не охватывалось.


Инфографика: Антон Переплетчиков / Тарас Фомченков


Текст: Тарас Фомченков | Российская газета
Вверх