Эрнесто Ферленги: У России и Италии очень долгие, теплые, хорошие отношения, которые никто не должен ломать

Фото: Confindustria Russia | http://www.confindustriarussia.it/

О том, как сейчас строятся итало-российские отношения нам рассказал президент Confindustria Russia Эрнесто Ферленги.

Эрнесто Ферленги - русский итальянец, именно так можно охарактеризовать этого харизматичного оптимиста и делового человека. Он живет в России уже 20 лет, здесь его семья, а в Италии его всегда ждут друзья и родные. Каждый день – на стыке двух культур и двух народов, которые имеют теплые и дружеские отношения уже больше полувека.

Эрнесто, добрый день! Вы – президент Confindustria Russia, деятельность которой направлена, прежде всего, на налаживание деловых контактов, а также осуществление взаимопомощи и поддержки итальянским предпринимателям в России, расскажите поподробнее о функционале организации, как давно она существует?

Confindustria Russia, действительно, совсем молодая организация, существует год и несколько месяцев. Идея создания такой площадки родилась, когда ко мне стали обращаться представители итальянских компаний со словами: «Мы считаем, что из-за санкций мы теряем российский рынок. Наши прямые конкуренты из Германии, Франции, Китая присутствуют, а мы вынуждены уходить, не смотря на наши особые отношения с Россией». Я начал изучать этот вопрос и искать причины, которые меняют бизнес-отношения между нашими странами. Далее началась дискуссия в отношении импортозамещения, поддержки и передачи технологий и компетенций, встал вопрос необходимости дачи разъяснений итальянским предпринимателям о том, как меняется российский рынок.

При этом необходимо понимать, что мало объяснить ситуацию итальянским предпринимателям, надо работать с нашими банками, чтоб они были более «гибкими» и хочется отдать должное, что наш самый крупный итальянский банк в России – UniCredit это понимает.

За время существования нашей организации мы провели огромное количество ознакомительных поездок для российских компаний в Италию. Мы ездили с одной целью – рассказать об успешном опыте создания совместных итало-российских предприятий, в том числе и на базе индустриальных парков. Мы пытались объяснить «на пальцах» итальянскому бизнесу, как работает система в России. Все понятно, четко, прозрачно, процесс особо не отличается от итальянского, необходимо только прийти и не бояться. Сегодня у меня была встреча с вице-президентом одной из итальянских компаний, они работают на рынке Болгарии, но хотят расти, развиваться, Болгария – страна маленькая, поэтому хотят на рынок России, я им все объяснил.

Сейчас, конечно, все ниже и ниже уровень экспорта из Италии в Россию, поэтому я говорю итальянским предпринимателям – локализуйте производство в России, теперь будет только так и, по моему субъективному мнению – это правильно, особенно для России. Даже смешно говорить о том, что нужно импортировать в Россию, например, продукты питания. Россия – огромная страна, здесь живут и работают талантливые люди, поэтому локализация производств, совместные предприятия будут развиваться, я в этом уверен.

Вы некий «ЗАГС», который «женит» предпринимателей России и Италии, помогаете в локализации производств, а у бизнеса получается готовый конкурентный продукт…

Вы знаете, так и есть. У России и Италии очень долгие, теплые, хорошие отношения, которые никто не должен ломать. Я живу в России и когда я приезжаю в Италию, общаюсь с людьми, многие мне говорят «Мы не понимаем, что такое санкции. Мы любили и любим Россию. Что происходит? Почему мы вынуждены уйти?». 25 лет назад распался Советский Союз. Было очень много сделано с тех пор, и я могу точно сказать - итальянцы всегда будут здесь, они всегда будут дружить с Россией, будут строить совместные предприятия, локализовывать производства, мы хотим присутствовать на российском рынке не только как экспортеры, мы хотим производить товары, как российские компании и уже совместно экспортировать далее. У нас есть примеры, в которых наши совместные предприятия экспортируют в третьи страны – Белоруссию, Казахстан. И тот факт, что создан Евразийский экономический союз, для которого не существует никаких препятствий с точки зрения таможни и так далее – это огромное преимущество для нас. Возможность работать в едином таможенном пространстве очень сильно помогает предпринимателям.

При этом, мы понимаем, что многие крупные российские компании, заинтересованные в работе с итальянскими, будут отдавать предпочтение тем, кто имеет преимущество, то есть локализует свое производство в России. И это правильно! И мы понимаем, что для страны, для России, важно, чтоб увеличивался процент импортозамещения и на рынок приходили те компании, которые гарантируют рабочие места. Это правильно. Любая страна блюдет свои интересы, строит своё будущее, взращивает талантливых людей. У нас в Италии очень большое количество молодых талантливых людей уезжает.

Куда?

Уезжают, к сожалению, в Англию, в Германию, в Америку, в Россию. Уезжают, потому что иногда нет перспектив. Они боятся, не понимают, что будет в будущее. Они уезжают, устраиваются на работу и не возвращаются.

Если едут в Россию лучшие умы Италии – это хорошо для нашей экономики…

Да, мы, кстати, будучи в России придумали одну интересную вещь – начали подписывать соглашения с итальянскими университетами. В первую очередь с теми, где изучают русский язык. 90% наших молодых ребят, студенты, которые обучаются и стажируются здесь, сказали, что они останутся работать в российских компаниях. Они все интегрированы, разговаривают в основном все на русском языке. Это наше будущее, наша идеология, то, как мы будем двигаться дальше. Мы очень часто общаемся с итальянскими предпринимателями, я у них спрашиваю «Что у вас не получилось? Какие трудности возникли, объясните нам, мы поможем» и беру положительный опыт российских предпринимателей и соединяю их. У нас такая философия. Я делаю это и как президент ассоциации, и ради моей любви к России, и для Италии. И никогда не испытываю никакого конфликта интересов. У меня в руках есть два паспорта. Когда я в России – я российский гражданин, когда я еду в Италию – я итальянский гражданин. Самое главное – система интеграции между нашими двумя странами.

По родине не тоскуете? Уехать, можно сказать, навсегда, тяжело. Как это произошло, почему именно – Россия?

Я здесь уже практически 20 лет. После университета я уехал в Азербайджан. Там было объявление в газете: «Проект ТАСИС ищет менеджера для Баку». Я отправил своё резюме, но думал, вряд ли возьмут, у меня был маленький опыт. Я пришёл на интервью, и они в течение 10 минут сразу сказали: «Отлично. Вы подходите, когда готовы приступить?». Я говорю: «я готов завтра» и в этот же день уехал в Баку. Это был для меня уникальный опыт и честно скажу, чувствовал я себя, как дома, было очень интересно. Потом стало немножко «тесно». Тогда мне предложили работу в Eni, это крупная, солидная, очень хорошая, уникальная компания. Мне выпала возможность приехать сюда, в Россию – это было в конце 1997 года. Потом у меня был короткий опыт, 2–3 года, работы в Казахстане, но потом я снова вернулся сюда, чувствовал, что моё будущее здесь. И поверьте, я каждый день испытываю любопытство, что же дальше?

Я всегда говорю – чтобы знать Россию, надо здесь жить, надо знать этих людей, народ. Я здесь 20 лет, до сих пор учусь, и каждый день нахожу в этой стране что-то новое. Россия – своеобразная страна, уникальная и это не дешёвый популизм. Такого сильного лидера, как Путин, нет ни в Европе, ни в мире. И это как раз преимущество России перед миром – иметь такого человека, который может сохранить страну в таком духе, так, как есть – солидную, строгую, сильную.

Приятно слышать, однако вернемся к инвестиционному климату в России, сегодня ведется огромная работа по улучшению бизнес климата, вы, как человек непосредственно связанный с предпринимателями – видите улучшения?

Барьеры у бизнеса были, но это было достаточно давно. Минимум 7–10 лет назад ситуация в таможенной сфере была достаточно критична. Сейчас система до такой степени эффективна, наш экспортер не испытывает проблем. Поэтому то, что было раньше, 10 лет назад, 15 лет назад – такого уже нет. Сейчас можно даже полностью избежать посредников, которые помогают импортировать оборудование, товар. Система прозрачная, всё чётко. Налоги всегда в России были намного меньше, чем в Италии.

Намного меньше?

Намного меньше. Знаете, какие налоги в Италии в среднем для компаний – 43%, 45%, 47%. Это значит, что у каждой компании в Италии всегда существует партнёр – это государство. Это совместное предприятие 50 на 50. А какой налоговый риск в России? Здесь такие налоги, которых нет в мире. Давайте посмотрим налог с физических лиц – 13 %. А если мы говорим по ИП – 6 % до определённого уровня. Это уникально. Однако в России сейчас найти финансового партнёра достаточно сложно. Деньги достаточно «дорогие» и «короткие». А идеально, чтобы они были «дешевые» и «длинные». Поэтому, я думаю, что схема может работать сейчас на такой идеологии: итальянские партнёры привезут технологии, ноу-хау, компетенции, российские партнёры дадут налоговый пакет плюс контракт. И тогда будет развитие. Я вижу это так.

Это что касается налоговой базы, а подключение производственных мощностей к объектам энергоинфраструктуры, например, здесь есть барьеры, препятствия?

Для меня это достаточно близкая тема. Я пару лет назад был председателем совета директоров в федеральной сетевой компании (ОАО ФСК ЕЭС прим. ред.). Во-первых, время, которое надо ожидать для подключения, стало намного меньше. Во-вторых, когда мы идём в регион и говорим, что хотим строить там завод, нам отвечают «Мы не только дадим вам площадку, но и всё, что касается инфраструктуры, имеется в виду присоединение электричества, присоединение водоснабжения, газового снабжения – это мы берём на себя». И делают они это очень быстро. Поэтому я не думаю, что это является препятствием для развития. Знаете, сколько стоит сделать в России хороший завод высокого качества?

Сколько?

Квадратный метр стоит 16 000 рублей. Немного. Намного дешевле, чем это сделать на Западе. Кроме того, те компании, которые строят эти заводы создают совместные конкурентоспособные предприятия, производят здесь, в России, целые коробки под ключ и производство в России становится конкурентоспособным и на экспорт в другие страны. Это правильный подход, открытый, прозрачный.

Возможно, тендерные процедуры могут быть улучшены, допустим время, которое нужно для того, чтобы тендер был завершён. Иногда мы чувствуем, что с момента подачи объявления на тендер до момента закрытия тендера время достаточно короткое. Иногда мы не успеваем податься.

Вы говорите про государственных заказчиков?

В основном это государственные заказчики. Итальянский бизнес часто просит сделать время подачи документов на тендер больше. Они не успевают подготовить документацию, потому что иногда нужно предоставить большое количество информации, сертификации и так далее. Однако, опять же, с момента получения партнёрства и создания совместного предприятия – это стало всё намного проще. Получить сертификат тоже достаточно просто. А когда компания создаёт здесь юридическое лицо и принимает на работу россиян, не итальянцев, разрешение на работу не требуется. Поэтому сказать, что были жалобы со стороны итальянских компаний не могу. Есть предложения: давайте ускорим процесс, помогите найти партнёра, разъясните инвестпрограмму компании. Как раз для этого и создана Confindustria Russia – на этой площадке мы объясняем, помогаем, делимся опытом.

На этой недели вы подписали Соглашение о сотрудничестве с Министерством промышленности и торговли РФ, расскажите, на что оно направлено?

В конце прошлого года я написал письмо Дмитрию Анатольевичу Медведеву как председателю правительственной комиссии по импортозамещению. Через несколько дней нам ответили и «выделили» человека, с которым можно вести диалог в Минпромторге. Мы съездили, познакомились, рассказали о своей деятельности, они объяснили нам их функции. И через 3 месяца мы подписали соглашение и создали рабочую группу. Наша площадка (Confindustria Russia, прим. ред) всегда открыта для диалога, мы готовы делиться опытом наших предпринимателей, бизнес хочет общаться, бизнес хочет инвестировать.

Подписанное соглашение является исторически важным шагом на пути к синергии итало-российского сотрудничества в промышленной сфере. Италия и Россия сотрудничают дружески и доверительно уже полвека. В Италии 72% – средние и мелкие предприниматели. У нас практически нет корпораций. У нас в основном средний и малый бизнес – семейные компании, которые объединяются географически. А в России количество малых и средних предпринимателей маленькое, а уровне 23–24% и это, на мой взгляд, огромная синергия.

Да, хорошая почва для новых возможностей…

Да, причем многие компании говорят: «Мы понимаем, что такое импортозамещение, пониманием, как работает эта система и готовы работать с этим», потому что мы объясняем, работаем с бизнесом. Давайте объективно посмотрим на итальянский товарооборот. 60% товарооборота это экспорт, который из России идет в Италию – нефть и газ. Это длится уже много лет, контракт на поставку газа с Газпром великолепно работает. Кстати, здесь я хочу подчеркнуть, какую важную роль играл еще при Советском Союзе и сегодня играет Газпром. В Италии очень низкий уровень добычи нефти и газа и российский газ способствовал развитию нашей экономики. Поэтому та синергетическая связь, которая длится уже более 50 лет – это объединение двух стран, физически трубы соединяют Новый Уренгой и Сицилию, это физическая связка и ее нельзя ни в коем случае разрушать.

Вы сейчас про санкции?

Да, эту сильную связку между Италией и Россией никто не может ломать, никто не ломал даже при Советском Союзе. И бизнес не должен думать, что санкции – это угроза и разрушение связи.

Итальянские предприниматели говорят, что работали и продолжают работать с Россией. В Италии работали миллионы люди, из поколения в поколение, они знают, что Россия – это уникальный рынок. В какой-то момент они поняли, что начинает снижаться уровень спроса. Есть конкретные цифры – в 2013 году экспорт из Италии в Россию был на уровне 11 миллиардов евро, в 2014 год – уже 9,5 миллиардов евро, в 2015 –7 миллиардов евро. Экспорт из Италии в Россию упал почти вдвое. Да, конечно, цена на нефть, в первую очередь, оказала давление на российскую экономику, но идет процесс оптимизации. Второй момент – слабеет рубль. Правда, сейчас постепенно укрепляется в последние две недели. Третий элемент – это психологический фактор. Если вы заметили, есть сектора, где санкций нет, ни американских, ни европейских, однако бизнес там тоже страдает, а мы не понимаем – почему? Идем в Италию и спрашиваем: «Извините, а что случилось? У вас есть трудности?» Бизнес отвечает: «Мне сказали, что есть санкции». – «Кто сказал? Нет санкций!». Санкции есть в определенных секторах экономики, но тут другой момент – сейчас трудно получить финансирование. Итальянский банк всегда задает много вопросов, сомневается, спрашивает, куда идет продукт и так далее. Этого раньше не было, было проще. Это и есть психологический эффект, который создался – он искусственный. Бизнес должен продолжать работать.

Итальянский бизнес надеется, что в конце июля закончится срок действия европейских санкций и их не продлят. Это для всего бизнеса болезненная тема, потому что это нарушает принцип общего доверия.

Мы понимаем озабоченность России тем, что технологически, наверно, были сектора, где есть зависимость от импорта из-за рубежа и благодаря санкциям Россия поняла, что должна стать независимой. Это означает, что постепенно европейские технологии должны прийти сюда, должна произойти локализация производств, запуститься новая модель импортозамещения.

И самое интересное, что сейчас иностранный инвестор начал очень позитивно реагировать вопрос импортозамещения. Вначале все спрашивали, что это такое. Мы объясняли, что надо локализовать в России производство, делиться опытом, компетенциями и ноу-хау с российскими партнерами. Не будет никакого риска при падении курса рубля, если здесь будет локализовано производство.

Для итальянского предпринимателя это идеальный баланс – они дают компетенции, а российский партнер предоставляет уникальные налоговые льготы, приносит новые контракты, благодаря знаниям рынка. Эти элементы синергии уникальны.

Для России плохо, что цена на нефть упала, но с другой стороны, посмотрите, какой положительный эффект это дало. Получилось так, что благодаря этой ситуации Россия получила новый драйвер развития.

Сколько итальянских компаний сейчас работает на российском рынке, есть какая-то статистика?

Порядка 400 итальянских компаний присутствуют на российском рынке, совместных итальянских и российских предприятий – 150-170, и порядка 10 работают в рамках нового закона по импортозамещению. Но мы идем к тому, чтобы количество постепенно увеличивалось, это как раз то, с чем мы ходили к министру Мантурову.

Конечно, в связи со сложившейся экономической ситуацией мы должны говорим и о потерях, о тех компаниях, которые раньше экспортировали в Россию и были вынуждены уйти с рынка – здесь, конечно, сотни компаний. Но, мы продолжаем с ними общаться, рассказываем им про новую идеологию по импортозамещению, поэтому, я уверен – эти потери не навсегда. Итальянские компании знают, что, не возвращаясь в Россию и не создавая совместные предприятия, они лишаются возможности сохранить свою нишу в России. Между европейскими странами уже создалась настоящая конкуренция за российский рынок и это правильно, конкуренция очень помогает.

Согласна с вами, здоровая конкуренция точно никому не вредит, даже внутри страны регионы конкурируют друг с другом…

Да, совершенно верно! И это тоже правильно. У меня есть живой пример, не так давно мы встречались с представителями республики Татарстан и нам представляли возможности этого региона. Естественно, у нас возникали вопросы, на которые нам тут же отвечали. Спустя два дня после встречи на моей почте была вся информация – какие налоговые льготы существуют, какие проекты нужны региону, какие есть, какой объем инвестиций необходим, и что меня особенно поразило – документы были представлены на русском и итальянском языке. Вот так надо работать, я бы хотел увидеть такой регион в Италии, где происходит именно так.

Что касается российских регионов – Екатеринбург по уровню активности можно сравнить с Татарстаном, региональная власть постоянно взаимодействует с бизнесом, что очень важно для предпринимателей. В России очень высокий уровень профессиональной подготовки. Советская школа всегда была очень сильна в математике, физике, в России отличные инженеры. Россияне – это люди, которые первые полетели в космос, что уж говорить.

В Италии как-то по-другому все работает?

В Италии другой менталитет. Итальянцы устраиваются на работу в одно место и стараются проработать там всю жизнь. Даже если не очень большая зарплата, но зато не больше километра от дома, где живут родители, потому что пока ты не обзавелся семьей, ты живешь совместно с родителями и они «ухаживают» за тобой. Так живут не все, но очень большое количество итальянцев. В России все по-другому, здесь все очень динамично, энергично. Когда я еду в Италию в отпуск, к родственникам, друзьям – проходит неделя, и я уже скучаю по России и ее ритму.

В период санкций, Россия все интенсивнее старается развивать сотрудничество на восточном направлении. Как Вы оцениваете перспективы такого сотрудничество и какое влияние оно может оказать на бизнес - связи России с ее историческим партнером – Европой?

Развивать любое сотрудничество в любом направлении – это хорошо, это задача бизнеса, в том числе. Есть области, в которых Китай, например, большими темпами наращивает качество, при сравнительно небольших ценах, кроме этого, Центральный банк Китая готов в какие-то проекты поддерживать финансово. Поэтому итальянцам, наверно, тяжело в каких-то отраслях конкурировать с ними. Поэтому бизнес Италии должен продолжать развиваться в высокотехнологичных секторах, предлагать российскому рынку именно этот продукт, в котором имеет особое преимущество. Либо развивать совместные производства, к чему мы постепенно идем. Сегодня у бизнеса есть одна надежда, он хочет, чтоб Европа поняла как можно скорее, что с Россией надо возобновить фундаментальные, сильные, дружеские отношения. На это нужно время. И мы не просто ждем этого, мы всячески этому помогаем.